13:20 

Балкон с видом на Кассиопею

Purring Cat
— Сегодня в Сербанн будет ночь наблюдения за звездами, — говорит моя ученица. Она бухгалтер в магазине телескопов и прочей мощной оптики.

В день лунного затмения у меня с ней тоже был урок. Она вошла и сообщила:
— У нас так много продаж! Столько телескопов купили. Представляете: тысячу евро стоит телескоп — и покупают ради одного вечера!
— Хорошо для магазина, — сказала я.
— Но не для меня, когда большая часть персонала в отпуске. Столько работы!

Смотреть на лунное затмение мы пошли без телескопа. Впрочем, не знаю, помог ли бы он нам: это был день среди наших почти безоблачных тридцатисемиградусных и тридцатичетырехградусных дней, когда вдруг набежала туча. Было бы не так обидно, если бы пошел настоящий дождь, но нам достались какие-то остаточные капли, зато пришедшие облака растянулись широкой полосой, и мы ничего не увидели. Мы сделали круг, обойдя часть города, вышли на мост, но ничего не изменилось в лучшую для нас сторону. Были еще люди: одинокие, парами и компаниями, которые пришли за тем же самым.
— Тоже луну ждете? Не пришла на свидание?— спросил нас кто-то.

Раз Луна тогда не пришла, поедем за звездами наблюдать, решили мы и, поужинав, выехали в Сербанн. Телескопы стояли вдоль дороги, с одной стороны которой открывалось большое поле. Когда мы приехали, их как раз настраивали на Венеру.

Человек из астрономического сообщества ходил с микрофоном и лазерной указкой, рассказывая о звездах. Мы встали в очередь к одному из телескопов, чтобы посмотреть на Венеру. Она была абрикосового цвета. Диск подрагивал, одна его сторона была чуть притенена, поэтому круг выглядел не совсем правильным. Нам стали рассказывать о температуре на Венере, которая была достаточно велика и плохо совместима с выживанием.

Тут я вспомнила рассказ "Переход через солнечную сторону". Отрывок был в одном учебнике английского языка, заканчивался на самом интересном месте. Речь там шла не о Венере, а о Меркурии. Я так и не прочла его тогда полностью. Поэтому после наблюдений я набрала название в адресной строке и-таки продолжила чтение, придя к беспощадному финалу: все участники кроме рассказчика погибли. Если после этой фразы-спойлера у вас еще есть желание, то почитайте. Алан Нурс "Переход через солнечную сторону".

Наш гид вел свое повествование, Венера уползала за горизонт, неумолимо напоминая о том, к чему мы привыкли и не замечаем, оно вроде как само собой — то, что Земля вращается.

Юпитер был виден отчетливо вместе со спутниками. Подошла очередь Сатурна. На Сатурн я возлагала особые надежды, мне очень хотелось увидеть его не знаю почему, может из-за колец. Но шли небольшие перистые облака и пришлось ждать около получаса.

— Пока Сатурн играет с нами в прятки, продолжал гид, я расскажу немного о звездах. Вот Арктур — луч указки взметнулся высоко над нами к яркой чуть желтоватой точке.
Потом был большой летний треугольник Вега-Денеб-Альтаир. Сама я ничего этого находить не умею.
— А вот и Антарес над горизонтом, в созвездии Скорпиона — Антарес мерцал оранжеватым светом, и разглядывала я его долго: как-никак мое созвездие по дате рождения.

— И конечно посмотрите, как сегодня великолепно видна Большая Медведица!

В мои школьные годы Большая Медведица всегда была близко и очень хорошо видна из окна нашей кухни в конце августа и начале сентября. Я выглядывала из окна в ясные вечера, темнело уже раньше, и она стояла, возвещая, что скоро в школу, а значит, скоро можно открыть все эти вкусно пахнущие новые тетрадки, писать в них дату и делать домашние и классные работы. Моя вечная ассоциация с этим созвездием — некое новогоднее обновление человека, привыкшего отсчитывать года именно учебными годами. И еще ожидание самой красивой лирической части осени.

В эту ночь мы вспомнили, как найти Полярную звезду, отмеряя ее от Большой Медведицы, а там недалеко и Кассиопея.
Сатурн показался, затем мы еще наблюдали Марс (смотреть на него было как смотреть на пламя вдалеке).

— Нам наносит визит международная космическая станция — гид приступил к рассказу о станции и за сколько она делает оборот вокруг Земли. Ее огни двигались равномерно, без пауз. Настолько далеко, что в общем-то уже близко, не где-то там в новостях, а вот — над тобой, если дашь себе труд задрать голову.

В полночь мы уехали, хотя действо продолжалось: мы оба жаворонки.

С нашей террасы — закрытого дворика второго этажа, окруженного домами (под двориком гараж) хорошо видно Юпитер. Мне кажется, это именно он по времени появления и яркости. Но обзора маловато.

Как-то я вышла на балкон с другой стороны и стала проверять, что я помню и узнаю из звезд. Обзор здесь тоже невелик, узкие улицы, но между двумя крышами напротив хорошо просматривалась буква дабл ю. Кассиопея! — узнала я. Это была она.

@темы: высокое о повседневном, впечатления, астрономические наблюдения

URL
Комментарии
2018-09-15 в 13:59 

Ум, честь, совесть, записная книжка на выделенном носителе. Включена функция самообучения
Purring Cat, какая красота!
Напротив моего окна с ноября по февраль медленно запрокидывается Орион. В конце своего затяжного прыжка он находится чётко над противоположной крышей, его пояс лежит параллельно антенне. Зимой, в самые холода над городом поднимается тепло: плотным матовым куполом оно стоит над городом, и сквозь него пробиваются только самые яркие звёзды. Орион виден весь, даже за городом. в горах он царит на небосклоне, чётко узнаваемый, яркий. Я жду тёмной поры ночи, когда город засыпает, и закутавшись по уши, выхожу на балкон, чтобы потрогать межзвёздное пространство рукой.

2018-09-15 в 17:19 

Purring Cat
Маримо Ю, Напоминает, как мало мы значим.

URL
     

Когда я закрываю дверь

главная