23:57 

Про мой отпуск 2011. Часть 6. Париж.

Purring Cat
Прикосновение

Мы выезжаем из Амстердама, уезжаем с территории Голландии. Язык текстов на рекламных щитах и вывесках в очередной раз сменится: теперь уже на французский. Мы успеем проехать Бельгию, а я даже не замечу, как: ведь ни на одной границе кроме польской границы мы больше не останавливаемся.

Ночуем на территории Франции, недалеко от Лилля. Маленький евроремонтированный отельчик, чистенький, ничего более. Крошечный номер. Клаустрофобичнейший санузел, куда втиснуты абсолютно все удобства, но было ли там хоть два метра площади?

Утром — завтрак в евроремонтированной безликой столовой. Нас встречает дядечка с большим носом и кудрявыми волосами. Накануне вечером он выдавал нам ключи, теперь мы видим его на завтраке, а потом, когда мы сдаем ключи от номеров, он принимает их у нас, улыбаясь и говоря каждому: Merci. Все улыбаются в ответ и кивают. А я думаю: пора сказать что-нибудь, и в ответ на его "мерси" произношу по-французки "не за что". О! Мадам! — он весь преображается. — Вы знаете, ваш автобус стоит вон там! — Нам вечером говорили, что автобус будет стоять с обратной стороны, но я толком не обратила внимания, куда выходить. Поэтому так удобно сейчас, когда он показывает, в какой коридор свернуть. Благодарю, выхожу. Вскоре мы трогаемся.

Рядом со мной сидит Оля, недавняя выпускница одного из педагогических вузов. Накануне вечером она спрашивала: "А мы будем у Эйфелевой башни? Потому что у меня есть платье специально для этого. Именно в нем я хочу сфотографироваться возле Эйфелевой башни." У нее действительно очень милое платье, бело-синее (очень темный синий), женственное, с изящным поясом. Без рукава, хотя тот день — самый холодный. И туфли на высоких каблуках, которые она еще ни разу не обувала, поэтому пришлось-таки захватить пакет с босоножками на низком ходу. И глядя на нее я думаю, что наверное никогда такой не сумею быть (такой, чтоб в недолгую турпоездку взять платье и туфли, не слишком подходящие для хождения пешком целый день по большому городу. Ради фотографии в определенном месте). К сожалению. Или к счастью. Но мы все, все без исключения старались казаться менее усталыми. Я это вижу по некому отпечатку на лицах, некому ожиданию, потому что у всех — то свое, тайное, что они вкладывали во встречу с этим городом. Несмотря на ежевечерние укладывания в час ночи. (В 10-11 вечера мы прибывали на место. Дальше — рутина в виде дождаться, пока руководитель группы заполнит все бумаги - получить ключ - достать одежду на завтра-зарядить телефон и фотоаппарат- душ-высушить волосы-выпить чаю-уложить вещи, которые не нужны, не помяв их окончательно-упаковать очередные сувениры и т.д.). Несмотря на ранние подъемы. (похожая рутина, завтрак, не забыть телефон, фотоаппарат, проверить паспорт и деньги, подхватить сумки, и снова в автобус).

Холодно, да было холодно, особенно утром, но выехав из Голландии, мы все были благодарны за то, что нет дождя. Что не надо думать о зонтике, когда мы выходим. Можно просто смотреть, как он поворачивается своими дверями и улицами.

Дверь цвета дерева:
читать дальше

Бордовая дверь (простите, из окна автобуса):
читать дальше

Синяя дверь:
читать дальше

Табличка "Улица Мольера". В верхней, полукруглой части — номер округа, в данном случае первый. Кроме названия улицы они указали, что он был писателем, и проставили годы жизни.

читать дальше
Мы идем по нему, а я пытаюсь осознать и принять, что мы подъехали к нему (он вырисовывался панорамой), что мы в нем находимся, что мы-таки идем по нему, что эти светофоры — парижские светофоры.

читать дальше

С Эйфелевой башней все так хотят сфотографироваться, что я не в силах перенести это коллективное сумасшествие. И у меня нет такой фотографии. Чтобы мы вместе были на фото. Но конечно же есть башня без меня. Вот она, даже два раза:

читать дальше

А таким я увижу его только на следующий день, с террасы возле собора Сакре-Кёр. Но вам покажу сейчас:



Говорят, его основной цвет - серый. Серый? Мне казалось, бежевый. Во всяком случае, это не антрацитово-серый, не мокрый асфальт. Это сероватый невыбеленного льна, каждую минуту готовый перейти в молочно-кофейный.

А это надпись — рядом с дворцом Шайо — цитата из Декларации прав чедовека и гражданина (1789) о том, что все люди рождаются свободными и равными в правах:

читать дальше

@темы: Paris, Париж, впечатления, отпуск, фото

URL
Комментарии
2011-10-02 в 09:45 

Синий Кот
Macht immer, was dein Herz dir sagt.
Purring Cat, здорово ты рассказываешь. Вот читаю и не могу избавиться от ощущения, что ехала с вами в этом автобусе. Будто вижу усталые лица других пассажиров и сменяющие друг друга города. Или топаю по улицам этих городов и слышу чужую речь.

2011-10-02 в 16:43 

Purring Cat
Синий Кот, Спасибо! Честно говоря, с удовольствием писала бы путевые заметки.

URL
2011-10-02 в 17:41 

Синий Кот
Macht immer, was dein Herz dir sagt.
Purring Cat, у тебя это здорово получается, с такими деталями, о которых редко пишут - и зря, ведь с ними история получается живой.

2011-10-02 в 18:02 

Purring Cat
Только, чтоб сделать большой материал, надо много ездить, а для этого придумать и найти соответствующий источник дохода. Надо подумать.:chup2:

URL
2011-10-02 в 22:07 

Синий Кот
Macht immer, was dein Herz dir sagt.
Purring Cat, это да... Но есть же компании, которые платят именно за красочное и интересное описание впечатлений... Игорь Бигдан в своем блоге как-то писал об этом, мне тоже такие объявления где-то попадались. Только там не совсем о путешествиях речь шла. Но, может, и такие есть.

2011-10-02 в 23:36 

Purring Cat
В принципе из этого можно сделать художественный рассказ/повесть/цикл рассказов. Но это большущая работа. Для цикла конечно же пища нужна. В виде путешествий.

URL
2011-10-03 в 08:54 

Синий Кот
Macht immer, was dein Herz dir sagt.
Purring Cat, здорово было бы! А может, для журналов статьи писать?.. Они за это платят. Будет финансирование для новых путешествий.

2011-10-03 в 13:04 

Purring Cat
У нас нет соответствующих изданий.

URL
     

Когда я закрываю дверь

главная