• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: menilmontant (список заголовков)
00:54 

Про мой отпуск 2011. Часть 10. Париж. Музей Эдит Пиаф.

День второй.

Утро. Завтрак, входящий в стоимость путевки. Разные виды хлеба, кексов, круассанов. Йогурты. Разовые упаковочки с маслом, шоколадным маслом, джемом. Было еще что-то упакованное, как йогурт, а по вкусу — как детское питание. Отдельно стоят металлические емкости, похожие на большие кофейники. На них написано: "молоко", "вода", "кофе". Вода -- горячая, а пакетики чая лежат отдельно. Я снова испытываю счастье от понимания надписей. Вспоминается стихотворение "Как хорошо уметь читать".

Автобус, доползший наконец-то до площади Согласия, где он нас выгрузил, вечером собираясь забрать. Жалею, что не поехала сама. Было бы быстрее. Метро - знакомый маршрут.

Я снова выхожу на станции Менильмонтан. читать дальше
Музей Эдит Пиаф.

Захожу в первое попавшееся кафе. Эспрессо. Один евро, двадцать центов. У нас такие же цены. На кофе — посидеть и выпить — такие же, как не в самом туристическом центре Парижа. Зарплаты другие.
Кафе в красно-коричневых тонах. Достаю свои открытки. Текст написан. Теперь — адреса. Напротив меня — крупный мужчина с газетой. У самой стойки — два товарища, то ли бомжующих, то ли ... Одного очень трясло. Мелкой такой дрожью. Но от них не пахнет. У нас таких людей часто за двадцать метров почувствуешь. Носом. Этих -- нет. Они тоже пьют кофе. Продавец как ни в чем ни бывало беседует с ними за жизнь. Больше никого. Как будто я каждый день сюда прихожу. Как будто и не было сбора документов, отпечатков пальцев, справки с работы, очереди в посольстве.
Расплачиваюсь.
Ухожу.
Вперед, повернуть, еще раз повернуть.
Дверь.
Та самая.





Рядом с музеем останавливается микроавтобус, из него выходит девушка. Видя, что я достаю блокнот, она говорит: "Я сама наберу". И набирает код. Одна дверь, а потом, когда пройдешь маленькую прихожую — другая открываются передо мной, а мне даже не пришлось ничего делать. Консьержка — очень пожилая, с улыбкой для гостей, из тех элегантных француженок, которые вымирают как вид и живут в наших стереотипах.

Четвертый Этаж. Мне открывает Бернар Маршуа. Видела его на фотографиях, видела в видеороликах. А теперь он стоит передо мной, точно такой же, как на некоторых видео про Пиаф, которые я пересматривала перед отъездом.

— Бонжур!
— Бонжур, — о наш незатейливый, до чего предсказуемый диалог!

Я говорю, что звонила, мне на такое-то время, и вот — пришла.
Он говорит: да, пожалуйста! Есть две комнаты, с которой вы предпочитаете начать смотреть?
читать дальше

читать дальше

читать дальше

Здесь я прерываюсь и публикую эту запись.

@темы: Bernard Marchois, Edith Piaf, Menilmontant, Paris, Бернар Маршуа, Менильмонтан, Музей Эдит Пиаф, Париж, Эдит Пиаф, впечатления, отпуск, фото

18:17 

Про мой отпуск 2011. Часть 9. Париж.

Итак, еще один сюжет с кладбища Пер-Лашез — это могила Оскара Уайльда. Одареннейший человек был. Мало того что писал, так еще работал в журнале моды (вообще очень интересовался линией женского платья и приложил руку к чертежам и дизайну того, каким это платье должно было быть). Ездил с лекциями "The House Beautiful" — о дизайне интерьеров. Писал книги по ирландской археологии и фольклору. Да и много чего еще! Недавно перечитывала одно из его писем в тюремной исповеди "De Profundis"— она выполнена как серия писем Альфреду Дугласу. Красивейший текст. Теперь так не пишут и не говорят. При этом не то чтобы там архаичные слова. Очень даже употребительный английский, а если провести параллель (и это видно в переводе) с русским, то это тот пласт языка, которым вполне себе можем пользоваться я и вы. Но сплетено удивительно.

В связи с его двухлетним тюремным заключением (за гомосексуализм) могила его теперь — что-то вроде места паломничества гей и лесби пар. Хотя посещают еще и потому, что вообще известная фигура. Памятник весь зацелован и исписан помадой и не только. Надписи везде.



Правда, в Ирландии что-то около трех недель назад что ли придумали проект: как зашитить памятник от дальнейшей разрисовки. Так что может быть и конец надписям, и не будут они на нем красоваться. Но я его таким успела посмотреть. Вот несколько штук:

читать дальше



Ну а потом я уходила. Было около шести, и человек звонил в колокольчик, потому что кладбище в шесть закрывается. Но если вы далеко, то можно не услышать. Бывает, там закрывают людей. Правда-правда. Я читала вконтакте. Про то, как выбраться, девушка написала фразу: "Как я потом оттуда выбиралась!" — и все. И ни слова больше. Полагаю, что есть дежурный, чтобы выпустить вас в этом случае. Неужели она перелезала через ограду?

Уже порядком устав, захожу в кафе рядом с кладбищем, на углу улиц.
— Один черный кофе.
— Маленький? Эспрессо? — официант переспрашивает с ударением ЭспрессО.
Я испытываю счастье изучающего иностранный язык: я сказала-меня поняли-меня переспросили-я поняла. Оно безмерно независимо от примитивности фраз, которыми вы владеете. Мне приносят черный кофе и маленькое печение, это стоит один евро пятьдесят центов.
Я подписываю несколько открыток.
Потом возврашаюсь на метро в центр и просто гуляю по улицам.

@темы: фото, впечатления, Париж, Pere Lachaise, Paris, Menilmontant

18:08 

Про мой отпуск 2011. Часть 8. Париж.

День первый, дальше.
Менильмонтан (Ménilmontant).

Я выхожу на станции Менильмонтан, на одноименный бульвар. Здесь больше местного населения, чем туристов. Местное население очень пестрое по расово-религиозной принадлежности. Пока я иду, мне попадаются: 1) женщины-мусульманки разной степени темнокожести. Паранджу носить здесь официально запретили, но их платки закрывают все, что можно закрыть, кроме треугольника лица от бровей до подбородка. 2) — мужчины в белых длинных балахонах в образе старика-Хоттабыча. Не помню насчет их головных уборов — мне кажется, была чалма, но может это лишь воображение. 3)— верующие евреи с бородами и в национальных головных уборах: на некоторых была кипа (маленькая шапочка-недотюбетейка). 4) — афроевропейцы, так что ли сказать политкорректно. Не знаю, откуда именно они приехали и насколько офранцузились. 5) — ну и просто европейцы. Их здесь не так уж и много.

Помимо населения, идущего куда-то, вроде как по делам, было население бомжующее, милостыню просящее, сидящее на улице у стен и т.д. Но не то чтобы очень много таких. Мимо меня прошел молодой человек с дредами в неком абсолютном самопогружении, не очень чистый, в видавших виды джинсах, а сверху прямо на голое тело был надет жилет типа довольно теплой куртки без рукавов.

читать дальше

граффити:
читать дальше

собственно улица Crespin-du-Gast (я оборачаваюсь и смотрю в ту сторону, откуда я пришла):


Возвращаясь, я вижу группу людей у искомой двери. Им экскурсовод рассказывает про Эдит Пиаф. Есть и такая экскурсия "Париж Эдит Пиаф". Черт возьми, мир тесен не только по отношению к встречам со знакомыми. Он тесен еще и потому, что попадаются вдруг те, с кем, как кажется, мы поняли бы друг друга.

Я бы присела в кафе отдохнуть, но мой маршрут не закончен. Здесь неподалеку кладбище Пер-Лашез, и я отправляюсь туда пешком. Вообще здесь небольшие расстояния между станциями метро, поэтому пешком ходить можно и нужно, если только нет необходимости быстро оказаться в другом конце города.

Пер-Лашез (Père Lachaise)

У кладбища Пер-Лашез седой дядечка продает брошюры-планы. У каждого он спрашивает, на каком языке они хотят план, и откуда они. Передо мной американцы. Он выяснил это, когда они сказали, что их язык английский: вы из Штатов или Великобритании?

Бонжур.
Бонжур. На каком языке говорите?
На русском, но знаете, карту я хочу на французском. — Я все путеводители покупала на французском, чтобы помнить, как именно на нем что называется, для практики языка, короче.
Не беспокойтесь, она и так у вас будет на французком, — впридачу к карте он добавляет еще и вкладыш каждому на его родном языке.
О! Спасибо!
До свидания. — Да-да, так и говорит мне по-русски "до свидания", очень акцентируя "о" в предлоге "до".

Да...

По кладбищу Пер-лашез лучше ходить с картой. Уже вернувшись, я читала о впечатлениях людей о нем. Кто-то говорил: удивительное место. Кто-то — самое жутковатое и странное место, в котором удалось побывать. Короче, очень субъективные впечатления. Мне понравилось. Особенно старые захоронения. Я его не воспринимаю, как кладбище. Там нешумно, было солнце, подсвечивались листья.По атмосфере — как старая усадьба, где не ощуаешь присутствия привидений.

Вот:



читать дальше
А это я у метро Пер-Лашез. Меня фотографировала некая француженка в чем-то неопределенно-бежевом и с ярко-малиновой помадой. Она спросила меня, откуда я, воскликнула: О!— это они все так делают, если говоришь им откуда, и хотела бы я знать, говорит ли им это что-нибудь. Едва ли. Рядовые граждане мало подозревают о существовании стран восточной европы, а уж тем более не членов евросоюза. Странный у нее был выговор, такое сильное "р", я даже посмела спросить , не итальянка ли она. — О, нет,— она засмеялась. — Я француженка.
Снимок не очень люблю (я стесняюсь, когда снимают незнакомые), но посмотрите на шрифт слова "Metropolitan" — многие станции так оформлены снаружи.


@темы: фото, впечатления, Эдит Пиаф, Париж, Pere Lachaise, Paris, Menilmontant, Edith Piaf

Когда я закрываю дверь

главная