Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: париж (список заголовков)
23:57 

Про мой отпуск 2011. Часть 6. Париж.

Прикосновение

Мы выезжаем из Амстердама, уезжаем с территории Голландии. Язык текстов на рекламных щитах и вывесках в очередной раз сменится: теперь уже на французский. Мы успеем проехать Бельгию, а я даже не замечу, как: ведь ни на одной границе кроме польской границы мы больше не останавливаемся.

Ночуем на территории Франции, недалеко от Лилля. Маленький евроремонтированный отельчик, чистенький, ничего более. Крошечный номер. Клаустрофобичнейший санузел, куда втиснуты абсолютно все удобства, но было ли там хоть два метра площади?

Утром — завтрак в евроремонтированной безликой столовой. Нас встречает дядечка с большим носом и кудрявыми волосами. Накануне вечером он выдавал нам ключи, теперь мы видим его на завтраке, а потом, когда мы сдаем ключи от номеров, он принимает их у нас, улыбаясь и говоря каждому: Merci. Все улыбаются в ответ и кивают. А я думаю: пора сказать что-нибудь, и в ответ на его "мерси" произношу по-французки "не за что". О! Мадам! — он весь преображается. — Вы знаете, ваш автобус стоит вон там! — Нам вечером говорили, что автобус будет стоять с обратной стороны, но я толком не обратила внимания, куда выходить. Поэтому так удобно сейчас, когда он показывает, в какой коридор свернуть. Благодарю, выхожу. Вскоре мы трогаемся.

Рядом со мной сидит Оля, недавняя выпускница одного из педагогических вузов. Накануне вечером она спрашивала: "А мы будем у Эйфелевой башни? Потому что у меня есть платье специально для этого. Именно в нем я хочу сфотографироваться возле Эйфелевой башни." У нее действительно очень милое платье, бело-синее (очень темный синий), женственное, с изящным поясом. Без рукава, хотя тот день — самый холодный. И туфли на высоких каблуках, которые она еще ни разу не обувала, поэтому пришлось-таки захватить пакет с босоножками на низком ходу. И глядя на нее я думаю, что наверное никогда такой не сумею быть (такой, чтоб в недолгую турпоездку взять платье и туфли, не слишком подходящие для хождения пешком целый день по большому городу. Ради фотографии в определенном месте). К сожалению. Или к счастью. Но мы все, все без исключения старались казаться менее усталыми. Я это вижу по некому отпечатку на лицах, некому ожиданию, потому что у всех — то свое, тайное, что они вкладывали во встречу с этим городом. Несмотря на ежевечерние укладывания в час ночи. (В 10-11 вечера мы прибывали на место. Дальше — рутина в виде дождаться, пока руководитель группы заполнит все бумаги - получить ключ - достать одежду на завтра-зарядить телефон и фотоаппарат- душ-высушить волосы-выпить чаю-уложить вещи, которые не нужны, не помяв их окончательно-упаковать очередные сувениры и т.д.). Несмотря на ранние подъемы. (похожая рутина, завтрак, не забыть телефон, фотоаппарат, проверить паспорт и деньги, подхватить сумки, и снова в автобус).

Холодно, да было холодно, особенно утром, но выехав из Голландии, мы все были благодарны за то, что нет дождя. Что не надо думать о зонтике, когда мы выходим. Можно просто смотреть, как он поворачивается своими дверями и улицами.

Дверь цвета дерева:
читать дальше

Бордовая дверь (простите, из окна автобуса):
читать дальше

Синяя дверь:
читать дальше

Табличка "Улица Мольера". В верхней, полукруглой части — номер округа, в данном случае первый. Кроме названия улицы они указали, что он был писателем, и проставили годы жизни.

читать дальше
Мы идем по нему, а я пытаюсь осознать и принять, что мы подъехали к нему (он вырисовывался панорамой), что мы в нем находимся, что мы-таки идем по нему, что эти светофоры — парижские светофоры.

читать дальше

С Эйфелевой башней все так хотят сфотографироваться, что я не в силах перенести это коллективное сумасшествие. И у меня нет такой фотографии. Чтобы мы вместе были на фото. Но конечно же есть башня без меня. Вот она, даже два раза:

читать дальше

А таким я увижу его только на следующий день, с террасы возле собора Сакре-Кёр. Но вам покажу сейчас:



Говорят, его основной цвет - серый. Серый? Мне казалось, бежевый. Во всяком случае, это не антрацитово-серый, не мокрый асфальт. Это сероватый невыбеленного льна, каждую минуту готовый перейти в молочно-кофейный.

А это надпись — рядом с дворцом Шайо — цитата из Декларации прав чедовека и гражданина (1789) о том, что все люди рождаются свободными и равными в правах:

читать дальше

@темы: Paris, Париж, впечатления, отпуск, фото

23:26 

Про мой отпуск 2011. Часть 7. Париж.

День первый.
Кажется, я продолжаю. Итак, на Париж у нас три дня. День первый: обзорная экскурсия + свободное время. День второй -- свободное время. День третий -- свободное время. Вообще-то во все дни кое-что планировалось, но свое свободное время я планировала и занимала по своему усмотрению, а из коллективных мероприятий взяла только обзорную экскурсию.

Наша первая точка -- это парфюмерный магазин.
Магазин был на углу, и одна из улиц, формировавших этот угол — это улица Мольера. Здесь даже указаны годы жизни и то, что он был писателем.



И еще один снимок. Я так давно не писала, что не помню, говорила ли я про решетки балконов, но они — одна из достопримечательностей, говорят, рисунок не повторяется.



В нем (то бишь парфюмерном магазине) несколько русских продавщиц, подобные визиты туристических групп — для них если не ежедневное, то уж точно еженедельное явление. Мы ходим и нюхаем, я брызгаю тестеры на бумажки и засовываю их в разные отделения сумки. позже, когда нас всех по окончании обзорной отведут поесть в кафе самообслуживания, одна дама скажет мне:
— Сегодня сбылась моя мечта. Я купила французские духи в Париже. Моя мечта всей жизни. Больше такого не будет.
— Будет, — говорю я. — Эти используете и поедете купить другие.
Она говорит, что неизвестно, будут ли деньги, что у нее — государственная, невысокооплачиваемая работа, и эту поездку ей оплатила дочь.
— А раньше, — добавляет она,— во времена Советского Союза мы и не могли ездить, не было такой свободы выезда. Это вы поедете.
Я думаю о закрытых границах Советского Союза. Или не совсем закрытых, но... Я думаю о жителях постсоветского пространства. Я хочу , чтобы она еще раз и не раз поехала в Париж. Чтобы ее дочка ей смогла все оплатить. И чтобы я поехала. И чтобы все мы поехали, каждый со своей мечтой: будь то духи (ударение на второй слог), кладбище, зАмок, музей, Мона Лиза, Клод Моне, Диснейлэнд, Мулен Руж или что угодно. Синий Кот, если ты это читаешь, то когда я это пишу, я хочу чтобы ты поехала в Германию столько раз сколько тебе надо, а если надо, то и поселилась в ней.

...Потом мы едем в автобусе во время обзорной экскурсии по всем традиционно-туристическим местам. Площадь Соглаия, Вандомская площадь, Елисейские Поля, и т.д. и т.п. Я смотрю. Я смотрю. Я смотрю. Слушаю, впрочем, тоже. Но я очень быстро забываю информацию, когда слышу ее много за короткий период. Поэтому просто смотрю.

А в два часа нам наконец-то говорят, когда и где вечером собраться у автобуса, и отпускают. Делать все, что хочешь. Зная, что на следующее утро у меня назначено время, когда прийти в музей Эдит Пиаф, я решаю не полагаться на свой экспромт по части ориентирования в незнакомом городе и найти музей заранее. Карты, которую нам выдали бесплатно, мне не хватит. Я вижу это, когда пытаюсь найти мелкие улицы, они на ней не подписаны. Поэтому пришлось купить подробный план Парижа, оказавшийся очень удобным. Таким же удобным, как и метро. Как и весь город.

И я спускаюсь в метро.

Тюильри (Tuileries)
Тюильри -- сад в первом округе Парижа. Так же называется и станция метро. Я обозначаю некоторые подзаголовки здесь именно по названию станций метро.
Я думала, что все будет в порядке, но сразу же обнаруживаю, что подготовленную фразу про то, что я хочу купить карнэ (carnet — десять билетов на метро, если их покупать десятками, они дешевле) сказать некому. Здесь не продает билеты человек. Их продает автомат. Даже два. Один окрашен в голубой цвет, а другой -- в оранжевый. Я думаю, чем они отличаются. Может быть, голубой -- по городу, а оранжевый -- для пригородных поездов? Но на них совершенно идентичные обозначения и картинки. Я решила посмотреть, как пользуются ими другие люди. Вроде понятно, но все все так быстро делают.

читать дальше

Тут я бы рада немного продолжить этот пост и довести его до небольшой логической точки, но на него и так ушло три часа. Читайте уж так, хоть обрывками, но опубликую.А то в погоне за совершенством никак не вывесишь результат.

@темы: фото, отпуск, впечатления, Париж, Paris

18:08 

Про мой отпуск 2011. Часть 8. Париж.

День первый, дальше.
Менильмонтан (Ménilmontant).

Я выхожу на станции Менильмонтан, на одноименный бульвар. Здесь больше местного населения, чем туристов. Местное население очень пестрое по расово-религиозной принадлежности. Пока я иду, мне попадаются: 1) женщины-мусульманки разной степени темнокожести. Паранджу носить здесь официально запретили, но их платки закрывают все, что можно закрыть, кроме треугольника лица от бровей до подбородка. 2) — мужчины в белых длинных балахонах в образе старика-Хоттабыча. Не помню насчет их головных уборов — мне кажется, была чалма, но может это лишь воображение. 3)— верующие евреи с бородами и в национальных головных уборах: на некоторых была кипа (маленькая шапочка-недотюбетейка). 4) — афроевропейцы, так что ли сказать политкорректно. Не знаю, откуда именно они приехали и насколько офранцузились. 5) — ну и просто европейцы. Их здесь не так уж и много.

Помимо населения, идущего куда-то, вроде как по делам, было население бомжующее, милостыню просящее, сидящее на улице у стен и т.д. Но не то чтобы очень много таких. Мимо меня прошел молодой человек с дредами в неком абсолютном самопогружении, не очень чистый, в видавших виды джинсах, а сверху прямо на голое тело был надет жилет типа довольно теплой куртки без рукавов.

читать дальше

граффити:
читать дальше

собственно улица Crespin-du-Gast (я оборачаваюсь и смотрю в ту сторону, откуда я пришла):


Возвращаясь, я вижу группу людей у искомой двери. Им экскурсовод рассказывает про Эдит Пиаф. Есть и такая экскурсия "Париж Эдит Пиаф". Черт возьми, мир тесен не только по отношению к встречам со знакомыми. Он тесен еще и потому, что попадаются вдруг те, с кем, как кажется, мы поняли бы друг друга.

Я бы присела в кафе отдохнуть, но мой маршрут не закончен. Здесь неподалеку кладбище Пер-Лашез, и я отправляюсь туда пешком. Вообще здесь небольшие расстояния между станциями метро, поэтому пешком ходить можно и нужно, если только нет необходимости быстро оказаться в другом конце города.

Пер-Лашез (Père Lachaise)

У кладбища Пер-Лашез седой дядечка продает брошюры-планы. У каждого он спрашивает, на каком языке они хотят план, и откуда они. Передо мной американцы. Он выяснил это, когда они сказали, что их язык английский: вы из Штатов или Великобритании?

Бонжур.
Бонжур. На каком языке говорите?
На русском, но знаете, карту я хочу на французском. — Я все путеводители покупала на французском, чтобы помнить, как именно на нем что называется, для практики языка, короче.
Не беспокойтесь, она и так у вас будет на французком, — впридачу к карте он добавляет еще и вкладыш каждому на его родном языке.
О! Спасибо!
До свидания. — Да-да, так и говорит мне по-русски "до свидания", очень акцентируя "о" в предлоге "до".

Да...

По кладбищу Пер-лашез лучше ходить с картой. Уже вернувшись, я читала о впечатлениях людей о нем. Кто-то говорил: удивительное место. Кто-то — самое жутковатое и странное место, в котором удалось побывать. Короче, очень субъективные впечатления. Мне понравилось. Особенно старые захоронения. Я его не воспринимаю, как кладбище. Там нешумно, было солнце, подсвечивались листья.По атмосфере — как старая усадьба, где не ощуаешь присутствия привидений.

Вот:



читать дальше
А это я у метро Пер-Лашез. Меня фотографировала некая француженка в чем-то неопределенно-бежевом и с ярко-малиновой помадой. Она спросила меня, откуда я, воскликнула: О!— это они все так делают, если говоришь им откуда, и хотела бы я знать, говорит ли им это что-нибудь. Едва ли. Рядовые граждане мало подозревают о существовании стран восточной европы, а уж тем более не членов евросоюза. Странный у нее был выговор, такое сильное "р", я даже посмела спросить , не итальянка ли она. — О, нет,— она засмеялась. — Я француженка.
Снимок не очень люблю (я стесняюсь, когда снимают незнакомые), но посмотрите на шрифт слова "Metropolitan" — многие станции так оформлены снаружи.


@темы: фото, впечатления, Эдит Пиаф, Париж, Pere Lachaise, Paris, Menilmontant, Edith Piaf

18:17 

Про мой отпуск 2011. Часть 9. Париж.

Итак, еще один сюжет с кладбища Пер-Лашез — это могила Оскара Уайльда. Одареннейший человек был. Мало того что писал, так еще работал в журнале моды (вообще очень интересовался линией женского платья и приложил руку к чертежам и дизайну того, каким это платье должно было быть). Ездил с лекциями "The House Beautiful" — о дизайне интерьеров. Писал книги по ирландской археологии и фольклору. Да и много чего еще! Недавно перечитывала одно из его писем в тюремной исповеди "De Profundis"— она выполнена как серия писем Альфреду Дугласу. Красивейший текст. Теперь так не пишут и не говорят. При этом не то чтобы там архаичные слова. Очень даже употребительный английский, а если провести параллель (и это видно в переводе) с русским, то это тот пласт языка, которым вполне себе можем пользоваться я и вы. Но сплетено удивительно.

В связи с его двухлетним тюремным заключением (за гомосексуализм) могила его теперь — что-то вроде места паломничества гей и лесби пар. Хотя посещают еще и потому, что вообще известная фигура. Памятник весь зацелован и исписан помадой и не только. Надписи везде.



Правда, в Ирландии что-то около трех недель назад что ли придумали проект: как зашитить памятник от дальнейшей разрисовки. Так что может быть и конец надписям, и не будут они на нем красоваться. Но я его таким успела посмотреть. Вот несколько штук:

читать дальше



Ну а потом я уходила. Было около шести, и человек звонил в колокольчик, потому что кладбище в шесть закрывается. Но если вы далеко, то можно не услышать. Бывает, там закрывают людей. Правда-правда. Я читала вконтакте. Про то, как выбраться, девушка написала фразу: "Как я потом оттуда выбиралась!" — и все. И ни слова больше. Полагаю, что есть дежурный, чтобы выпустить вас в этом случае. Неужели она перелезала через ограду?

Уже порядком устав, захожу в кафе рядом с кладбищем, на углу улиц.
— Один черный кофе.
— Маленький? Эспрессо? — официант переспрашивает с ударением ЭспрессО.
Я испытываю счастье изучающего иностранный язык: я сказала-меня поняли-меня переспросили-я поняла. Оно безмерно независимо от примитивности фраз, которыми вы владеете. Мне приносят черный кофе и маленькое печение, это стоит один евро пятьдесят центов.
Я подписываю несколько открыток.
Потом возврашаюсь на метро в центр и просто гуляю по улицам.

@темы: фото, впечатления, Париж, Pere Lachaise, Paris, Menilmontant

00:54 

Про мой отпуск 2011. Часть 10. Париж. Музей Эдит Пиаф.

День второй.

Утро. Завтрак, входящий в стоимость путевки. Разные виды хлеба, кексов, круассанов. Йогурты. Разовые упаковочки с маслом, шоколадным маслом, джемом. Было еще что-то упакованное, как йогурт, а по вкусу — как детское питание. Отдельно стоят металлические емкости, похожие на большие кофейники. На них написано: "молоко", "вода", "кофе". Вода -- горячая, а пакетики чая лежат отдельно. Я снова испытываю счастье от понимания надписей. Вспоминается стихотворение "Как хорошо уметь читать".

Автобус, доползший наконец-то до площади Согласия, где он нас выгрузил, вечером собираясь забрать. Жалею, что не поехала сама. Было бы быстрее. Метро - знакомый маршрут.

Я снова выхожу на станции Менильмонтан. читать дальше
Музей Эдит Пиаф.

Захожу в первое попавшееся кафе. Эспрессо. Один евро, двадцать центов. У нас такие же цены. На кофе — посидеть и выпить — такие же, как не в самом туристическом центре Парижа. Зарплаты другие.
Кафе в красно-коричневых тонах. Достаю свои открытки. Текст написан. Теперь — адреса. Напротив меня — крупный мужчина с газетой. У самой стойки — два товарища, то ли бомжующих, то ли ... Одного очень трясло. Мелкой такой дрожью. Но от них не пахнет. У нас таких людей часто за двадцать метров почувствуешь. Носом. Этих -- нет. Они тоже пьют кофе. Продавец как ни в чем ни бывало беседует с ними за жизнь. Больше никого. Как будто я каждый день сюда прихожу. Как будто и не было сбора документов, отпечатков пальцев, справки с работы, очереди в посольстве.
Расплачиваюсь.
Ухожу.
Вперед, повернуть, еще раз повернуть.
Дверь.
Та самая.





Рядом с музеем останавливается микроавтобус, из него выходит девушка. Видя, что я достаю блокнот, она говорит: "Я сама наберу". И набирает код. Одна дверь, а потом, когда пройдешь маленькую прихожую — другая открываются передо мной, а мне даже не пришлось ничего делать. Консьержка — очень пожилая, с улыбкой для гостей, из тех элегантных француженок, которые вымирают как вид и живут в наших стереотипах.

Четвертый Этаж. Мне открывает Бернар Маршуа. Видела его на фотографиях, видела в видеороликах. А теперь он стоит передо мной, точно такой же, как на некоторых видео про Пиаф, которые я пересматривала перед отъездом.

— Бонжур!
— Бонжур, — о наш незатейливый, до чего предсказуемый диалог!

Я говорю, что звонила, мне на такое-то время, и вот — пришла.
Он говорит: да, пожалуйста! Есть две комнаты, с которой вы предпочитаете начать смотреть?
читать дальше

читать дальше

читать дальше

Здесь я прерываюсь и публикую эту запись.

@темы: Bernard Marchois, Edith Piaf, Menilmontant, Paris, Бернар Маршуа, Менильмонтан, Музей Эдит Пиаф, Париж, Эдит Пиаф, впечатления, отпуск, фото

18:40 

Про мой отпуск 2011. Часть 11. Париж. День второй. Музей Эдит Пиаф, окончание визита.

Вот так мы ходим по этим двум комнатам все вместе. Две француженки. Я. Бернар Маршуа. И небольшая собачка (пудель?). Она почти не подает голоса. Я знаю, у Эдит Пиаф в последние годы ее жизни был пудель Софи. Но такое стремление вернуть атмосферу прошлого кажется мне чрезмерным. Как впрочем и фигура певицы в натуральную величину, выполненная то ли из фанеры, то ли из плотного картона. Он указывает на это ее изображение и говорит француженкам, что да, это в натуральную величину. И интересуется у меня, поняла ли я это. Да-да, говорю, я поняла. А больше он ничего не рассказывает ни мне, ни им. Может быть, это — черта многих коллекционеров и собирателей?

Вы ведь не хотите ею делиться, месье Маршуа? Вы имели привилегию знать ее пять лет или около того. Вы были не только на ее официальных концертах, но и на тех, когда она пела дома своим друзьям и знакомым. Когда она умерла, вы собрали кое-что из ее одежды, мебели, принадлежавших ей вещей — что вам еще оставалось делать? И вы организовали музей. А когда в него все приходят, они забирают у вас часть ее, но вы ведь не особо хотите делиться...

Конечно, я этого не произнесу.

читать дальше

@темы: отпуск, впечатления, Эдит Пиаф, Париж, Paris, Edith Piaf

22:30 

Про мой отпуск 2011. Часть 12. Париж. День второй. .

Немного метро.

Это когда-то рассказывала моя учительница, говоря о Модильяни. Что друзья якобы у него спрашивали: "Моди, почему у твоих людей на картинах нет глаз?". На что он отвечал: "Глаза им не нужны, они смотрят внутрь себя". Я хотела проверить, кто это о нем писал, но не нашла так, чтоб натолкнуться именно на эти слова. Так вот люди в метро Парижа смотрят внутрь себя. И совсем вас не разглядывают. Такой отрешенный немного взгляд, вроде перед собой, но не на вас, и не на кого конкретно. Смотрят на других лишь изредка, украдкой. Это в том случае, если они не посылают смс, не углубились в телефоны и планшеты. Или если не вчитываются в схему и названия станций. Я пытаюсь заняться тем же самым. То есть глядя в себя или как бы в никуда попытаться а) не проехать нужную станцию и б) рассмотреть украдкой толпу. С первым я не всегда справляюсь. И не всегда выбираю самый удобный путь. Вот зачем мне было ехать на Сен -Мишель от Менильмонтана через Барбес-Рошешуар? Более того, забыть там пересесть, в результате, выйти на Маркадэ-Пуассонье, оттуда вернуться на Барбес, чтобы наконец-то ехать в нужном направлении. Теперь я вижу, что можно было и проще.

Стоя на Маркадэ-Пуассонье (Marcadet-Poissoniers), я наблюдаю огромное количество африканцев. Думаю, как много им дано в плане внешности. Узкая кость. Вытянутые конечности. Длинная шея и соответственно красивая посадка головы. Часто -- очень правильная форма черепа. Конечно, многое зависит от региона, и все-таки. Чуть передо мной стоит девушка, хрупкая, со всеми достоинствами, присущими расе. На ней— такая накидка из яркой ткани — нечто вроде сарафана на бретельках, по крою напоминающего сложенный пополам квадратный платок. На плечи накинут шарф — какой-то трикотажный с люрексом, босоножки на небольшом каблучке, яркий педикюр, бижутерия в виде серег и браслетиков. Сумка-клатч, но не лаковая, а какая-то попроще. Рыжеватые кудрявые волосы — попытка сделать их светлее. Бирюзовый, редкие вкрапления черного и белого, а шарф — размытый серо-сиреневый. Насколько разномастным и странным это может показаться из описания, настолько гармонично это выглядит. Как будто она собралась в оперу, но вместе с тем — абсолютно уместна на этой платформе. Слепленное из того, что было, но — как будто все это делал дизайнер по индивидуальному заказу. Некоторые люди так преображают то, что вокруг них и на них.
Подходит поезд, от раздумий меня отвлекает женщина с большим чемоданом (впереди будет остановка Gare du Nord — северный вокзал):
— Вы не поможете мне?
Я хватаюсь за ее чемодан, и мы втаскиваем его в вагон. Я рада, что понимаю ее. Что меня выбрали, как человека, который, само собой, понимает французский. Или все дело в том, что мы с ней входим в десятку европейслих лиц среди остальных на этой станции?

Барбес- Рошешуар (Barbès-Rochechouart). Это— большой эмигрантский квартал. Я — гостья в совсем чужом мне мире. Вагоны на 3/4 заполняются арабами и женщинами в мусульманских одеждах. Умудряюсь даже сесть, хоть и много народу. По вагону на четвереньках передвигается существо. Девочка? Девушка? И вовсе не на тех четвереньках, которые мы сразу представляем. Колени выгнуты в обратную сторону под абсолютно правильным прямым углом. Мало роста, мало ступней, они странной формы. Принимает ли это тело вертикальное положение и как это может выглядеть? Она громко и настойчиво произносит две фразы по очереди, язык я не понимаю или не узнаю. Приближается к каждому. Реагируют единицы, они дают монеты в протянутую руку, которую на этот момент она отрывает от пола, а затем — продвигается дальше. В основном все сидят невозмутимо. Или стоят. Никто — ничего. Я тоже — ничего. Остановка, она выползает. А где-то через одну к нам в вагон войдет на этот раз белая европейка, лет 28, с рюкзаком. Бледное лицо, чуть полновата, безликие темные штаны, водолазка под горло.
— Медам и месье, извините, что я вас беспокою. — Дальше следует объяснение, почему она просит денег, я разбираю только что-то про "платить за комнату". Реакция людей примерно такая же, она выходит, желая нам всем доброго дня.

Едем дальше, национально-расовый состав разноображивается.

А на Сен-Мишель (St-Michel) я выхожу.

(Схема метроПарижа, она увеличивается:www.all-metro.ru/paris.html)

@темы: отпуск, впечатления, Париж, Paris

23:54 

И снова здравствуйте.

Вот и я. Так и не дописала вам. О Париже. Ни о том, как искала книгу, обходя весь район книжных магазинов: "Извините, нет ли у вас книги "Moi pour toi"? Это Письма Эдит Пиаф и Марселя Сердана друг другу. -- Письма чьи, вы сказали? -- Эдит Пиаф и Марселя Седана. -- Никогда о таком не слышал". Как нашла в конце концов.

Ни о том, как заблудилась на второй день в 11 вечера в метро, приняв решение добраться сама до отеля. И скольким адресовала вопрос "Как попасть на станцию Порт-до-Сэн Уан?". И звучало это не так ладненько, а неуклюже: "Извините, месье. Станция Порт-до-Сэн-Уан. Как можно туда приехать?" Как доехала и как шла потом пешком до отеля, бомж расстилал по дороге клеенку для ночлега, как зашла потом в другой отель, чтобы уточнить дорогу, мне сказали "Мадам, вам осталось еще 100 метров".

Ни про Сакре-кер, как поднималась туда, тоже спрашивая, и чем больше мне отвечали, тем больше забытых французских слов вдруг снова становились моими.

Ни про Лувр, и что Джотто и почему-то Ботичелли я запомнила больше, чем Мону Лизу. Но Мона Лиза очень тепло-оливковая.

Ни про то, что залы Ван Гога и Гогена в музее Орсэ ремонтировались. И что Ренуар, когда возле него стоишь -- пейзажи -- это не только не то, что на репродукциях, это пахнет травами, которые там.

Ни про то, что боже мой!-- на третий день у меня спросили дорогу французы, я собралась сказать, что не знаю, но вспомнила, что была же там накануне и назвала им станцию метро.

Как стояла у дома Эдит Пиаф в 16 округе на БульвареЛанн. вспоминала ее фотографию у этой же калитки. И там рядом растет куст цветущий и пахнет так, как в жарких странах вечером. Удушающе.

Ни как покупала вино вот это: winestyle.ru/products/Reserve-Mouton-Cadet-Grav.... Мы потом пили его, оно показалось мне терпким, а спустя какое-то время -- наоборот, невероятно мягким, и голова не болела, и идти после него было легко, и говорить легко, просто и воздушно. Расслабленно настолько, насколько надо. Весело настолько, насколько надо. Я пыталась уловить нюансы: чем пахнет, но у меня на это нет тонкого нюха. Сколько ни пыталась, -- для меня оно пахло тем, как в жаркий день на базаре разложено много винограда и идешь мимо него. Слово, которое у меня ассоциировалось с ним -- это слово равновесие.

Не написала и не написала. От истории, которая залежалась, нужно вовремя отказаться и поставить точку, чтобы в ней не развилась гангрена. Что я и делаю.

А потом все это покончалось - вино, сыр (он-то еще в автобусе), кофе. И тогда настало время французского языка. А потом я пошла весной сдавать DELF В1 при посольстве Франции у нас. Сдала, 77 баллов из 100 (проходной 50, результат действителен пожизненно). Пожалуй, это кое-что.

У нас было жарко. Это уже недавно. Вечером выходишь - и все эти липы, а еще петуньи на клумбах пахнут как на юге. И я снова думала, что люблю погоду без зимы. И жару. Если бы не такая влажность, как у нас -- липко. Дома особенно. А так...все, от 28 до 40 градусов летом -- мое.

Ну еще у меня снова виза. Без турфирмы, сама все бронировала на этот раз. Во Францию.

@темы: Paris, Париж, внешнее и внутреннее, высокое о повседневном, когда я закрываю дверь

10:31 

После отпуска

Вчера опубликовала незаконченную запись, видимо, забыв закрыть ее. Теперь можно читать.

Расскажу вам про мои французские каникулы этого лета. В прошлом году это было 3 дня в Париже. В этом году это было 11 дней , из них 4-- в городе Лё Ман, 1 -- в городке Сэн-Клу, а остальное -- в Париже. В этот раз в отличие от предыдущего все бронировала сама: жилье в Париже, билеты, искала компанию, чтобы побывать не только на туристических объектах но и в менее знаковых местах.

За что хвататься, не знаю. Буду делать больше фотоотчет и немного комментариев. Если начать подробный словоотчет, то рискую не закончить его никогда.


Начну, пожалуй с района, где я жила в Париже. Станция метро Ля Фурш. Я спросила: что такое Ля Фурш? -- мне показали два пальца в виде латинского V. Я сказала: вилка? -- А мне сказали: нет , у вилки больше зубьев, три и четыре бывает, а тут только два. Я решила, что развилка, а в словарь до сих пор не посмотрела. Но линия метро в этом месте действительно делится на две.

Я шла на метро и ехала часто до следующей станции, где пересаживалась в другом направлении. Но иногда проходила это растояние пешком. Сделала несколько снимков.

Они у меня не имеют художественной ценности, вешаю для информации.
Время во второй половине августа -- мертвое. Местных -- очень мало. Много что закрыто на период отпусков. Это приблизительно район станций метро Ля Фурш и Площадь Клиши. Все очень бытовое.

читать дальше
запись создана: 26.08.2012 в 17:32

@темы: отпуск, впечатления, Париж, Paris

11:10 

Пиаф и караоке

Это было в августе, но в августе у меня не было времени об этом писать.

Когда поездка в Париж начала вырисовываться, я замерла. Я не была в нем два с половиной года и скучала. Не думала, что в это лето снова там окажусь. Поэтому, когда билеты были куплены и пришли на и-мэйл, я тихонько припрятала их. Никому не говорить, кроме, конечно, самых близких, не мечтать, не думать. Жить дальше, один день за другим, пока не доберешься до этого дня. До этого дня я добралась и приземлилась в аэропорту Шарль де Голль.

Я знала, что в Париже планируется выставка, посвященная 100-летию со дня рождения Эдит Пиаф, что она началась еще в апреле. Я смирилась с тем, что не попаду на нее, но тут выходило, что попадаю. Выставка была в библиотеке на набережной Франсуа Мориака. В эту часть мне в прошлые приезды не приходилось попасть. Здесь все было современным. Ветреный день, громадные куски неба, высокие параллелепипеды зданий, большие лестничные марши и то, что далеко не во всех районах наблюдается в Париже, так как он компактный, - широта и большие расстояния от объекта до объекта.

Кажется, мы были там 23 августа. Так вот 25 она уже закрывалась. То там, то сям по Парижу были развешаны плакаты об этой выставке: дескать, успейте посмотреть! Последние дни! Привожу даты затем, чтоб было видно, насколько в последний момент удалось туда забежать.

Она была на первом этаже. Павильон оформили то ли в черный цвет, то ли в темно синий. Белая холодная подсветка. Много красного цвета. И стенды, стенды. Еще - витрины, где фотографии лежали под стеклом.

Ну, во-первых, там были фотографии. Много. Разных периодов ее жизни. И людей из музыкально-литературного мира, и ее семьи, и ее любовей и влюбленностей. Где-то три четвертых этих снимков были мне знакомы по книгам или по группе вконтакте. Я редко беру аудиогид, мы и в этот раз не взяли. В результате мне пришлось объяснять моему французскому другу, кто такая, например, Маргерит Монно, кто был Раймон Ассо, рассказать историю слепоты Эдит в детстве, и т.д. Это воспринимается мной теперь как весьма известные и рядовые факты, но если собрать их все вместе, то выходило, что я много знаю, и мой французский друг впечатлился.

Во-вторых, там были старые афиши. По-моему оригиналы, хотя сейчас качество печати помогает многое очень жизненно воссоздать.

В-третьих, там была кабина караоке. Она закрывалась толстой занавеской, как примерочная. Оттуда периодически звучала музыка. Пели хорошо. Пели плохо. Пели, иногда слишком акцентированно впадая в переживания пиафовских героев и героинь. Люди чувствовали себя достаточно раскрепощенно, и в целом этот ход мне понравился: что тут только молиться на оригинал? Надо получать удовольствие по полной! Хотите - пойте на здоровье!
- Споешь мне? - спросил мой французский друг. В ответ я сделала страшные глаза.
- Ну пожа-а-алуйста. Вот я петь не умею, но спою. - Я задумалась.

В-четвертых, там были письма поклонников. Того времени. На той бумаге. Мелким круглым почерком. Узким вытянутым почерком. Крупным немного детским почерком. И другие. К ней обращались на ты и вы, но чаще на вы. Беспокоились о ее здоровье. Рассказывали впечатления от концерта. Писали, что нравится в ее творчестве. Аккуратно, с датами, подписями, соблюдая поля и абзацы. В этом читались и душевный порыв, и старание, и хорошая учеба в школе.
- И совсем нет орфографических ошибок! Сколько ни смотрю - их почти нет! Сейчас так не пишут. - поделилась с нами седая француженка, которая читала каждое письмо, наклоняясь низко над стеклом витрин.

В-пятых - видеофрагменты. Ее интервью, передач о ней. Помню один из фильма "Звезда без света" - тот момент, когда они с Ивом Монтаном едут в открытой машине и распевают C'est merveilleux. Я рассказала своему другу, что это за фильм, и кого она там играет. Еще, когда он спросил меня о Сердане, мне пришлось разбить все иллюзии и сообщить ему, что Пиаф и Сердан никогда не были женаты и к тому в-общем-то и не шло.

Наконец в-шестых, из того, что я помню, - парочка милых инсталляций. На одной такие подвески, как для современной люстры какой-нибудь, где свисают глаза, т.е. фрагменты фотографий со взглядами разных мужчин в ее жизни. На другой такой же - губы. С улыбками и без. В центре каждой из этих штук был источник звука, из которого доносились фрагменты рассказов, воспоминаний о ней. Голоса.

В процессе рассматривания всего этого я заглянула в кабину караоке.
... Вообще-то слух у меня есть, но голосовых возможностей особых нет, поэтому пою я лишь сама для себя, когда одна, или "лучше хором". На караоке в одиночку я никогда не отваживалась. Но тут я думала, что такая выставка - не каждый год. Ей-то исполнится и 120, и 150, и 200 лет со дня рождения, и в Париже что-нибудь устроят, но будем ли мы? Могу ли я сказать, что пусть всегда буду я?
...когда я заглянула (потому что музыка была, но никто не пел), то увидела там пару. Они стояли далеко от микрофона, и их не было слышно снаружи. И тихонько пели себе песни одну за другой. И я решила: мы тоже так сделаем!
И мы сделали. Там был большой плазменный экран, выбор песен с планшета, кажется, не помню. Хороший микрофон, чтоб качественно ловить живой звук. Было 10 песен. Точно был "Аккордеонист". "Я не жалею ни о чем". "Mon Dieu". "Жизнь в розовом цвете". "Толпа" по-моему тоже была. "Padam..." конечно же. Был ли "Гимн любви"? Кажется, да. И что-то еще. А! Еще "Милорд", точно. Куда же без него. Две оставшиеся не помню.
Проявив большую "оригинальность", мы и из этих известных песен выбрали: он - ее песню номер 1 по популярности, то есть "Я не жалею ни о чем", а я - песню номер 2, и это была "Падам...". Вообще-то я выбрала ее потому, что хорошо знаю слова и не боялась не успеть прочесть с экрана. К тому же она несложная по мелодии. Затем он решил исполнить "La vie en rose". Я бы на нее ни за что не замахнулась, но тут поняла, что надо присоединиться и помочь, нельзя ж быть свиньей.
На трех песнях мы остановились. Мне понравился этот вид развлечения, который я пробовала первый раз. Уходя, мы вписали в книгу впечатлений хороший отзыв, я уже не слишком беспокоилась о том, достаточно ли далеко мы стояли от микрофона.

Мы вышли снова на набережную Франсуа Мориака, где были широкие улицы, много ступенек, много неба, в том числе отражавшегося в стеклах зданий, и пошли искать, где перекусить.

@темы: Edith Piaf, Paris, Париж, Эдит Пиаф, впечатления, отпуск

17:01 

Еще о том, "как я провел лето"

Музей Гревена

Если другие музеи, посещенные мной в Париже, были познавательными, то музей Гревена, в который я попала этим летом, можно классифицировать, как развлекательный музей. Это музей восковых фигур. Вход туда стоит дороже, чем в Лувр, дороже, чем в Орсэ, дороже, чем во многие другие музеи Парижа. 30 ? Или это было 50? Платила не я, так что не могу сейчас точно вспомнить, но цена тогда вызвала внутреннее "Ого!", это я помню хорошо.

Очередь в него начиналась еще на улице, однако с очередью в Лувр ей не сравниться. Вы начинаете толкаться на тесном тротуаре, наконец-то попадаете вовнутрь и покупаете билет.читать дальше

Я решила, что сфотографируюсь с английской королевой (нынешней, Елизаветой Второй), если она будет. Она была, но мне совершенно не понравилось, как она была сделана. Поэтому я выбрала других персонажей:
1) Альберта Эйнштейна. Папа мой был учителем физики, и я решила, что Эйнштейн мне подойдет.
2) Шарля Азнавура - дело даже не в его значимости во французской песне 20 века, мне просто нравится как он поет.
3) Эдит Пиаф - я даже не очень хотела, чтоб не выглядеть толстой, так как она была совсем миниатюрной, но мой друг меня уговорил.
4) Чарли Чаплина. Из серии - а просто так! С ним я получилась лучше всего, но вам покажу с Азнавуром:



В одном из залов, чтобы сфотографироваться просто на фоне вида, пришлось долго позировать, ожидая возможности, когда мимо не будут идти люди. Я занимала положение, улыбалась и стояла так. Одна дама, приняв меня за восковую фигуру, подошла вплотную.
- Хм, - сказала она, коснулась моей руки, стала рассматривать одежду.
Я повернулась к ней:
- Да, мадам?
- Пардон! - воскликнула она и отскочила.


Музей Родена
О Родене говорят, что он гений. Чтобы что-то сюда добавить, согласиться или не согласиться, надо смотреть много произведений скульпторов и сравнивать.
Сказать могу вот что: его работы удивительно точны. Представьте свою руку, когда вы поднимаете что-то, держите что-то тяжелое, и т.д. Как она напряжена. Как видны сухожилия. Так вот у Родена вы все это увидите. Руки, ноги, лбы: на это смотришь и узнаешь какую-то свою позу, или, что такие скулы видел на днях у кого-то, или что именно так и выглядит шея во время такого поворота головы, как же иначе. При всей этой фотографической точности его скульптуры не являются просто копиями: в них читается характер, и пропУщенность через восприятие художника. И удивляет именно сочетание точности черт, того как обозначена личность персонажа и как чувствуется личность автора произведения.

Помимо скульптур и их фрагментов там были еще тексты - его рассуждения, о том, чего требует какой материал: глина, мрамор, бронза.

Музей сравнительно небольшой, не слишком утомляет. Часть произведений расположена в саду при музее.
Самыми популярными являются скульптура "Мыслитель" и скульптура "Поцелуй".

"Поцелуй" находится в здании:

читать дальше

"Мыслитель" - в саду. Фотографируются с ним столько, что приходится долго ждать, целое паломничество:

читать дальше

А это - Бальзак. Нравится мне, как и многие его... не знаю, как сказать... короче, не абстрактные группы, а скульптурные портреты.

читать дальше

@темы: Musee Grevin, Musee Rodin, Paris, Париж, впечатления, музей Гревена, музей Родена, отпуск

10:21 

Good morning!

Запах июля пасмурным утром в 6, 7, 8, 9 утра - один из лучших запахов лета. Потом он постепенно переходит в запах дня, и это уже не то. Вчера делала блины с черникой и смесь их запаха с кофе напомнила мне утренний Париж, хотя там я никаких блинов не делала. Сегодня тоже он витал в воздухе. Просыпающийся Париж, прохладный, пасмурный, с мокрыми тротуарами, потому что там из шлангов так смывают мусор и листья с улиц - мой любимый. Непричесанный, с уборкой, разгрузкой, появляющимися прохожими, и некоторые из них непременно усаживаются пить кофе на улице.

Вот дама, которую я наблюдала в прошлом августе.
читать дальше

Она очень медленно шла, с палкой, но не оставалась дома, она выходила рано утром и топала в кафе. Просто для себя. Моя бабушка для себя почти ничего никогда не делала. Не то что бы совсем, она брала себе книги в библиотеке, разгадывала кроссворды, но в кафе шла или с подругой или с кем-то из нас. Чтобы разделить опыт и или порадовать кого-то из нас. Одна она не получала от этого удовольствия. Однажды рассказывала нам, как в магазине женщина очень придирчиво выбирала себе украшение. И удивлялась: как это себе так выбирать? Я - только бы для кого-то из вас. Моя мама не соглашалась с таким подходом, но это уже другая история.

Просто там это так в порядке вещей - себя порадовать. Во многих мелочах. Это притягивает и освобождает, и в то же самое время каждый раз я думаю, какая между нами пропасть. Особенно между ними и теми нами - выходцами из СССР без партийных привилегий.




@темы: рутина, внешнее и внутреннее, Париж, Paris

12:20 

Наблюдение в парижском метро из серии они и мы

Двери закрываются! -- и я всегда старалась осторожно входить в эти двери. Заранее. Они схлопываются слишком сильно, слишком жестко. Поэтому я не люблю попытки заходить в вагон метро в самый последний момент. У меня в уме всегда есть картинка: осталась чья-то высунутая рука или нога, а поезд поехал.

Перед тем, как ехать в Париж первый раз, я читала про метро: как там все устроено. Выяснила, что там не все двери открываются автоматически. Иногда есть кнопка, которую нужно нажать. А если я нажму слишком поздно? Рано? Не вовремя? К этим мыслям я периодически возвращалась, и они портили путешествие, пока, наконец, я не спустилась в метро на станции Тюильри.

Во-первых, на самых главных линиях не было кнопок, там даже появились поезда без машинистов, во-вторых, я скоро с этим всем разобралась. Но в-третьих -- у людей не было этого страха зажимающих тебя дверей. Они заходили в поезд расслабленно. Спокойно. В ситуации, когда хочешь успеть в вот-вот отправляющийся поезд, наши (ну, скажем, в постсоветских крупных городах) бегут как-то судорожно и стараются стать компактнее. В Париже не было такого стремления ускорить шаг и перейти на бег. Шли себе, как шли. И заходили в поезд. Без опасения, что они получат этими дверями. Как-то поезд уже закрыл все двери, и видно было, что сейчас отъедет, а молодой человек подошел, нажал себе кнопку, открыл дверь и вошел. Я бы так не сделала.

Может, так кажется. Может оттого, что был август -- время малого количества людей там и не таких острых часов пик. Потом, и там всякое бывает: при мне как-то дама отвоевывала кусок своей сумки, оставшийся снаружи, а дверь была из бескнопочных, сам не откроешь.

Но в целом они не ждут плохого. Не в такой степени как мы. Не ждут, что их обманет государство или организация. Мы все время ждем подвоха. Люди купили квартиры , а двадцать лет спустя выяснилось, что этот дом переделан из общежития и статус общежития, оказывается, не терял, так что все теперь коту под хвост, и никто тебя не защитит. Стоимость оговаривалась одна, а потом она оказалась сильно другая. Проложили тротуар в направлении магазина, куча людей там стала ходить, но там еще есть небольшая развязка для машин и нет перехода. Жди, лови момент, когда никто не едет. Помоги себе сам. Поэтому, когда я слышу "Осторожно, двери закрываются!", я слышу другое: "Кто не успел, тот опоздал!", "Если кто не спрятался -- я не виноват!" и "Спасение утопающих -- дело рук самих утопающих." От этого привыкаешь опасаться на генетическом уровне и перестаешь это замечать, пока не попадаешь в другую среду.

@темы: впечатления, внешнее и внутреннее, Франция, Париж, Paris, France

Когда я закрываю дверь

главная